mango-bonus.ru

Берет лежа сзади чувственно с оттяжкой

Lentamente con un senso. Первые солнечные лучи неприятно проходятся по сомкнутым ресницам, и мужчина морщится, просыпаясь.

Тело сладко тянет, и ещё не открыв глаза, он вдыхает полные лёгкие запаха лежащего к нему спиной человека. Фило мускусно пахнет потом, сонной усталостью и сексом. Артур щурится, свет прицельно слепит его. Они вчера так торопились, что не задёрнули портьеры, да что уж там Дикий, оголодавший парень почти всю душу из него вытряс. Но мужчина только улыбается, прячась от утренних лучей за спиной лежащего на боку Фило. Он плохо помнит, что же вчера было и.

И только ноющая задница подсказывает, что он был снизу. Кожа Хэдлея с хитрым глазом набитого на лопатке единорога чуть берет лежа сзади чувственно с оттяжкой, и Артур, почти уткнувшийся в неё носом, тихо сходит с ума. Пальцы поднимаются выше, чутко касаясь ягодиц, ямочек поясницы и гладкой спины. Мужчина сглатывает слюну, которой отчего-то становится слишком. Кожа Фило такая мягкая и тёплая, что пальцы буквально вылепливают каждый контур, как из глины, касаются каждой родинки, пока не достигают самой шеи.

Сбоку алеет засос, видимо, оставленный Артуром ночью. Мужчина ничего не помнит, но улыбается, поглаживая это место, и внутри сладко тянет. Внизу живота настойчиво разливается тугое ощущение желания, и он очень хочет снова повторить всё. Только теперь - медленно и неторопливо.

Так, чтобы берет лежа сзади чувственно с оттяжкой сдерживать себя и его, чтобы балансировать на грани. Он сам уже чувствует себя берет лежа сзади чувственно с оттяжкой готовым, в то время как Фило до сих пор спит, никак не реагируя на прикосновения. Артур мягко обхватывает спящее тело, стремясь к паху, и с удивлением натыкается на твёрдую, горячую плоть парня. Что ему снится, интересно?

Его глаза закрываются, а дыхание становится рваным и сухим от накатившего всепоглощающего желания. Мужчина удивляется сам. Берет лежа сзади чувственно с оттяжкой всего месяц сделал из них помешанных друг на друге?

Парень вздрагивает и быстро, невозможно горячо стонет. Трение позволяет берет лежа сзади чувственно с оттяжкой себя очень хорошо и ощущать действие того, насколько кожа Фило тёплая и мягкая на самом деле. Единорог хитро подмигивает ему, когда он опускает глаза. Хорошо, только можно, я пока не буду просыпаться? Фило податливо пульсирует в руке мужчины, и тот лишь улыбается, закрывая глаза: Он отрывается всего на несколько секунд, чтобы дотянуться до тумбочки, но то, как обиженно в это время "спящий" парень толкается в пустоту, заводит его неимоверно.

Пальцы зачерпывают достаточно вязкой тёплой смазки и замирают между ягодиц. Фило вздрагивает и напрягается, когда палец неожиданно проскальзывает внутрь. Берет лежа сзади чувственно с оттяжкой чуть прикусывает его холку в знак утешения, устремляясь глубже.

Ему некуда спешить, и мягкие движения по члену парня доставляют ему даже большее удовольствие, чем если бы он трогал сам. Наверное, это - эффект замещения, когда представляешь чужие эмоции так ярко и сильно, что они перебивают твои собственные.

Фило неимоверно узкий и горячий. Он уже приноровился и расслабился, но ещё слишком насторожен. Уловив момент и отвлекая его сладкими поглаживающими движениями по нижней стороне головки, застает его врасплох. Двум пальцам ещё тесно, и мышцы слишком тугие, и то, что Артур представляет, что было бы, если бы на месте пальцев был его член, заставляет мозги вытекать на подушку.

Его дыхание такое рваное и возбуждённое, оно почти сравнимо по температуре с телом Фило. Рука отпускает член парня, чтобы мягко и чувственно приласкать подтянутую мошонку и огладить низ живота, ненадолго забраться в раковинку пупка. Пальцы Артура тонкие и очень чувствительные. Он берет лежа сзади чувственно с оттяжкой каждый волосок, каждую неровность на этом теле и, кажется, сходит с ума от любого достоинства изъяна.

Всё, что он чувствует - это жгучую пульсацию внизу живота, отдающуюся битом в груди и ушах, узкость обжигающего нутра и мягкую теплоту влажноватой кожи под пальцами. Он, конечно, сделает это, но при совсем иных обстоятельствах и тоне. Артур широко берет лежа сзади чувственно с оттяжкой глаза от удивления, когда Фило вдруг резко стонет и сильнее насаживается на пальцы.

Не дожидаясь другого сигнала, Артур снова устремляется глубже и утыкается пальцами в еле ощутимый бугорок. Фило буквально берет лежа сзади чувственно с оттяжкой на месте, и Артур сам содрогается, прекрасно осознавая, насколько это может быть приятно.

Между его пальцами перекатывается небольшой твёрдый сосок Хэдлея, и Артур жадно сглатывает, вспоминая, насколько сморщенные и тёмные они у парня бывают.

Его тон теряет всю язвительность, и больше всего напоминает теперь плаксивые мольбы. Артур не видит, но глаза парня и правда блестяще-влажные. Он пребывает в шоке. До сих пор он ни разу не испытывал ничего настолько острого и яркого. Берет лежа сзади чувственно с оттяжкой, он будет не раз умолять Артура повторить с ним.

Рука мужчины снова начинает двигаться вверх, по ключицам, нежно порхая по косточкам, кадыку и нерешительно замирая на губах. Фило послушно открывает рот и с каким-то исступлением впускает внутрь сразу три пальца. Его язык слишком берет лежа сзади чувственно с оттяжкой и влажный, и Артур похотливо, сдавленно стонет, когда парень вылизывает собственную смазку между пальцев мужчины.

Он содрогается и давится своим же стоном, когда Кейн снова толкается вглубь его тела, его уже трясёт от перевозбуждения и слишком острого удовольствия.

Но вдруг пальцы выскальзывают, оставляя после себя невероятно обидное, чужеродное, совершенно дикое ощущение пустоты. Артур мягко, но настойчиво наваливается на Фило, заставляя лечь на живот, прямо на подушку, и парень счастливо напрягает ягодицы, проезжаясь по.

Мужчина уже сидит между его чуть разведённых ног, просто несыто рассматривая поблёскивающее в лучах раннего солнца потное тело, татуировки и доверчиво-открытую позу. Его ноздри хищно трепещут от этого потрясающе-развратного вида, а руки нежно начинают скользить по внутренней чувствительной коже бедер. И когда Фило, сходя с ума от происходящего, прогибается в спине, точно гуттаперчевый, отставляя свой зад как можно выше, мужчина всё-таки срывается.

Я люблю берет лежа сзади чувственно с оттяжкой делать всё именно так, - шепчет мужчина, неторопливо войдя до самого конца с тем расчётом, чтобы сразу попасть в нужную точку. Его толчки размашисто-затянутые, но при этом каждый достигает цели. Артур - очень опытный любовник. Фило извивается под ним ужом, содрогается и хнычет, выпрашивая быстрого темпа, но Артур неумолим. Он просто не может лишить себя удовольствия в конце каждого толчка ощущать, как замирает, а потом вздрагивает парень, сильнее сжимая сплетённые пальцы почти до боли, и шепчет десятки и десятки новых ругательств, отчего у мужчины смешанное чувство: Он остро чувствует, как лениво и медленно затягивается петля внизу его живота, как приторно-нервно выкручивается она, становясь туже после каждого движения.

Он улыбается, почти ложась на Фило сверху, липко прижимаясь своей потной грудью к напряжённым мышцам спины.

У Фило перехватывает всё дыхание, он буквально уносится в глубины своего возбуждённого тела, когда мужчина ускоряется и становится более жестоким.

Это настолько приятно, что, пожалуй, он не прочь зависнуть в этих ощущениях на пару вечностей. Точные касания изнутри теряют свою взрывающую остроту, приобретая тягучую сладостную размеренность, и Фило так отчётливо видит, как его сосуд всё быстрее заполняется доверху, как никогда раньше.

Он стонет и напрягает ноги, удерживая поясницу приподнятой, когда вдруг толчки Артура сталкивают его, наконец, в пропасть, и он содрогается раз за разом, изо всех сил крича в мокрую от слюны подушку, и это похоже на то, когда вышибают мозги одной увесистой пулей.

Он почти отключается, чувствуя, как его член продолжает извергать горячее семя куда-то между животом и тканью наволочки. Всё закручивается в гигантскую разноцветную спираль, и он на неопределённое время теряет связь с реальностью, оказываясь слишком уставшим и вымотанным после произошедшего.

Артур кончает так сильно и неторопливо, как и хотел с самого начала, оттягивая момент своего блаженства до последнего, фактически, трахая уже бессознательное берет лежа сзади чувственно с оттяжкой Фила. Обрушиваясь сверху, некоторое время просто лежит и вновь учится дышать, не решаясь ни на что.

Парень настолько тугой до сих пор, что даже не двигаться в нём - всё равно до безумия приятно. Отдышавшись, благодарно целует Фило в ухо и шею, проходясь языком по скорпиону, и, высвободившись, неторопливо перекатывается, чтобы лечь. Парень дышит глубоко и размеренно, не открывая глаз на своём красивом лице.

Артур придвигается ближе и касается обкусанных губ губами. Артур только усмехается в ответ. Пусть спит хоть весь день, он не. Тем более - суббота. Но ему надо поработать. Весь его вид буквально кричит о том, насколько он разомлел и вымотался. Артур медленно перекатывается к краю кровати и для начала садится, касаясь босыми ступнями паркетных досок. На полу валяется их одежда, скинутая ещё ночью, и если вид своих шмоток не вызывает у мужчины абсолютно никаких чувств, то растерзанные джинсы, футболка и худи Фила заставляют улыбнуться.

Венчающие эту горку малиновые носки словно вишенки на шоколадном кексе. Парень уже снова размеренно сопит, и Артур удивляется, насколько быстро он может переключаться, переходя из одного состояния в другое. Найдя в себе достаточно сил, он встаёт и, еле слышно охая, нагибается за вещами Фило, чтобы повесить их берет лежа сзади чувственно с оттяжкой стул.

Что-то небольшое падает к его ногам и отлетает под кровать. Непонимание, удивление, злость начинают клокотать внутри, как кипящая в чайнике вода, когда он рассматривает на свету свою добычу. Он в секунде от того, чтобы просто взорваться гневом и криками. Но в итоге первый порыв - разбудить и линчевать этого сладко-затраханного идиота на месте - отметается серьёзным усилием воли.

Выровняв дыхание, Артур берёт себя в руки. Сейчас он вряд ли добьётся чего-то вразумительного, в истериках нет смысла.